пятница, 27 июня 2014 г.

О поездке в Киев

Хотелось бы сказать несколько слов об Украине. Честно говоря, перед поездкой у меня было много сомнений - стоит ли туда ехать вообще? Я думала - стоит мне только заговорить с кем-то, и меня тут же пошлют. Например, покупаю я в что-нибудь магазине, а мне говорят что-то вроде того, что "мы русских не обслуживаем", "вали в свою Россию", "чё те надо в нашей Украине" и тому подобное.

Но оказалось, что все совсем не так. После этой поездки я поняла одну вещь. Мне СТЫДНО ЗА СВОЮ СТРАНУ! Вот так.

В Киеве я провела 4 дня. Сначала состоялась поездка в украинскую глубинку, а именно в Иванковский район. По пути мне приходилось много общаться с людьми - спрашивать дорогу, просить помочь. Иногда люди, увидев двух явно не местных людей с рюкзаками, сами подходили и спрашивали, нужна ли нам помощь.

По украински я разговаривать не умею, поэтому естественно обращаться к людям приходилось по-русски. Они ничего не имели против. В основном отвечали мне тоже по-русски. Ну или по-украински. Если видели, что я их не понимаю, стрались объяснить так, чтобы было понятно.

Побывали мы и на Майдане тоже. Зрелище, конечно, печальное. По сравнению с тем, что я видела полтора года назад, Майдан сильно изменился.


Если честно, я ожидала, что все эти баррикады уже разобрали. Оказалось, нет. Везде стоят палатки, баррикады из кирпичей и покрышек. Люди все еще живут там. Правда, я не понимаю, чего они ждут и почему не расходятся. Может, ждут, что новое правительство начнет творить новую хрень, может к войне готовятся. Но мне так показалось, что войны никто из них не хочет.


Между палатками гулял парень, держал в руках голубя. Он подходил к прохожим и предлагал погладить голубя и подержать в руках, просто так, не за деньги. Голубь - вроде как символ мира. Ну или не знаю, зачем.

Мое впечатление - люди совершенно не настроены агрессивно. Ну то есть как-то так абстрактно, все имеют возражения против России. Но вот когда они общались со мной - не заметила я никакого негатива. Не ненавидят украинцы русских. По крайней мере, не всех подряд без разбору. Ко мне относились вежливо и приветливо, также как они общались и между собой, хотя по моему разговору вполне очевидно - откуда я.  Мне кажется, украинцы сами по себе слишком доброжелательны, чтобы ненавидеть кого-то без причины.

И вот этот плакат как бы отражает мое впечатление об украинцах. Любим русских, презираем Путина.


Очень печально, что наши страны находятся в таких отношениях. Я говорила уже об этом, мне нравится Украина, мне нравятся люди, мне нравится, как они помогают друг другу и как относятся к окружающим. Я не перестаю удивляться, какие они приветливые и как они стараются помочь. Я не знаю.. Любую проблему можно решить мирно, и здесь именно такой случай - зачем делать врагами таких клевых людей?

Я не до конца понимаю, что происходит. Вся информация противоречива, и много фактов перемешалось. Я общалась с разными людьми на эту тему, и из России, и из Украины, и из Европы, но у всех свое мнение, и из разных источников - разная информация. Поэтому не знаю, какие делать выводы. Крымчане, конечно, довольны. Люди из Донецка и Луганска тоже начали революцию сами. Также очевидно, что Америке, да и Европе тоже, выгодно высталять Россию в негативе. Ну это так, аргументы в пользу России. Не так уж приятно осознавать, что моя страна виновата в том, что в другой стране происходит полная хрень.

Вот что я не понимаю - то, что Россия, когда все только еще начиналось, вместо того, чтобы предложить помощь, потребовала Крым. Ну мы же не гопники какие-то. Как можно было вместо помощи взять и отжать территорию? Не понимаю. Не должно так быть.

вторник, 24 июня 2014 г.

Третий раз, или автостопом по Зоне

Вот и состоялась моя третья поездка в Зону Отчуждения. Случилось это благодаря одному германскому товарищу, которому очень хотелось там побывать. В одной из предудыщих моих поездок я познакомилась с ребятами, которые работали на ЧАЭС. С тех пор прошло полтора года, но мы поддерживали связь и периодически переписывались. Поэтому, когда появилась идея снова идти в Зону, заодно появилась и идея встретиться снова со старыми знакомыми. К сожалению, все пошло не по плану, поэтому нам удалось увидеться буквально пару минут. Поход получился довольно жестким, но обо всем по порядку.

Мы прилетели в Киев в четверг. Пока добрались до автовокзала, наступил вечер. Прямых автобусов уже не было, и мы решили ехать до Иванкова, а там пересесть на другой автобус. Но в Иванкове мы случайно вышли не на той остановке, и пока искали автовокзал, пропустили последнюю маршрутку. Было решено ловить попутки.

Трасса по направлению к Чернобылю не была многолюдной, поэтому часть пути, километров 10, мы прошли пешком. В итоге нас подвезли до КП Дитятки, и еще рассказали, как обойти ментов, и показали дырку в заборе.

По плану мы должны были идти всю ночь, чтобы рано утром добраться до Припяти. Но мы уже были уставшие, так как уже прошли немало километров. Поэтому мы остановились, чтобы поспать пару часов. Проснулись мы где-то в 3:00, и продолжили наш поход.

Дорогу я знала хорошо, машин тоже не было, поэтому довольно быстро мы добрались до моста.

Как раз в это время наступал рассвет.

Мы по ступенькам спустились к реке.

После этого мы продолжили наш путь. Иногда останавливались, чтобы сделать несколько кадров, но так как мы потеряли много времени, мы старались идти без перерывов.


Этот место было обязательным в списке мест, которые мы собирались посетить. В Германии этот знак очень известен.

Наступило утро, машины шли практически сплошным потоком, что очень замедляло движение. Через какое-то время стало ясно, что выдержать такой темп мы может и сможем, но мы просто убьемся. Еще нас жрали комары, только на лице я насчитала штук 20 укусов. Кремы совершенно не спасали. Ноги уже болели сильно.

А потом появилась Идея. Пока мы добирались до зоны, мы встретили довольно много людей. Так как мой германский товарищ по-русски знает только "спасибо" и "на здоровье", то общаться с людьми приходилось мне. Не то, чтобы я открыто трепалась о наших планах, просто это было как-то довольно очевидно, куда мы идем и зачем. И каждый раз нам пытались как-то помочь, давали советы, делились своим опытом проникновения в зону.

В целом, я вообще не слишком комфортно себя чувствую, когда приходиться обращаться к незнакомым людям. Я вообще стараюсь избегать таких ситуаций, но в этот раз я решила изменить свои привычки. Опыт показывал, что люди на Украине очень доброжелательны и всегда стараются сделать все, чтобы помочь. Это не преувеличение. Даже когда они не могут реально что-то сделать, они стараются найти кого-то, кто бы мог это сделать вместо них. Поэтому решено было рискнуть сделать кое-что, на первый взгляд совершенно нереальное, а именно - попытаться остановить машину в Зоне.

Не доходя до Чернобыля, мы свернули на дорогу в Припять. Эта дорога была практически пустая, поэтому мы, предварительно измерив уровень радиации, остановились в лесу, чтобы поспать еще пару часов.



Когда проснулись, решили попытаться осуществить наш план. Мы решили не тормозить легковушки, так как есть шанс нарваться на ментов. Нашей целью были грузовики, либо грузовые газельки, на таких машинах ездят однозначно только работники станции.

Остановилась первая же машина, которая проезжала мимо. Водитель удивился, увидев нас, но подбросил несколько километров до КП Лелев, где проходила граница 10-километровой зоны. Мы прошли мимо КП через лес. Дорога была прямая, поэтому нас было бы видно издалека. Пришлось идти пешком довольно долго, да еще и по лесу. Было ясно, что оставшиеся километры до Припяти, а потом и обратно, мы пешком не пройдем.

Проблема была в том, что у нас было ограничено время. Завтра утром нам нужно было быть в Киеве. Будь у нас хотя бы 2 дня, все было бы намного проще и можно было бы идти, не слишком напрягаясь и делая перерывы. Но у нас не было даже двух дней, поэтому пришлось действовать по-другому.

Мимо проезжали только легковушки, поэтому ждать пришлось долго. А потом мы остановили газельку. Это было большой удачей. Водитель оказался очень классным дядькой. У него было полчаса времени, и он предложил прокатить нас до ЧАЭС и показать территорию вокруг, а потом подвезти до КП Припять. Конечно, мы согласились.


Мы останавливались несколько раз по дороге, чтобы сделать хорошие кадры.

Мы остановились на мосту через реку, чтобы, как выразился водитель, "покормить рыбок". Таких здоровенных сомов я никогда в жизни не видела. Несколько крупных экземпляров были даже не возьмусь прикинусь сколько килограммов, но в длину они достигали метр-полтора. Естественно, ловить рыбу в такой реке никто не ловит, вот они и выросли.


После этого мы побывали на самой станции.

Вокруг был небольшой сквер, на одной из сторон которого построена стена с табличками, на каждой из которых имена людей, погибших при ликвидации аварии.


Рядом с четвертым блоком проводятся строительные работы. Срок эксплуатации саркофага был рассчитан на 25 лет, а с момента аварии уже прошло почти тридцать. Поэтому сейчас строят арку, которая будет закрывать четвертый блок.
Арка конструируется отдельно от саркофага. После того, как работы будут завершены, ее просто накатят по рельсам на саркофаг и загерметизируют. Планируется, что арка простоит 100 лет. Что будет после 100 лет, неизвестно. Может, будут строить новое укрытие для остатков реактора. А может, и нет.
Как нам рассказал водитель, на стройке работают хохлы, турки и французы. Некоторое время назад здесь были и русские тоже, но после недавних событий их выгнали.

После ЧАЭС нас привезли в Припять. Я думала, мы будем обходить КП через лес. Но, как оказалось, наш водитель был знаком с охранником на КП. Он договорился, чтобы нас пропустили в Припять, а потом выпустили обратно. Вот так нам повезло. Водитель уехал, а мы оказались в Припяти.


Если в зоне уровень радиации в целом был низким, в основном даже не превышал норму, то в Припяти он заметно возрос.

В парке уровень дошел до 4 микрорентген в час, при том, что норма не превышает 0,20.


Мы не задерживались там долго, просто сделали пару кадров.

На стадионе уровень немного упал, и дозиметр показывал 2,4 микрорентген в час. Думаю, мне повезло, что в прошлые разы мне не удалось побывать здесь. Без дозиметра кто знает, какую дозу там можно было бы получить.

После этого мы поднялись на крышу одного из 9-этажных зданий, находящихся неподалеку от стадиона. Здесь уровень радиации был практически в норме.


За окраиной города не было ничего. Было видно только реку.

По сравнению с тем, что я видела полтора года назад, сейчас станция выглядит по-другому. Тогда было видно только саркофаг, сейчас же на фоне старых строений виднеется блестящая арка.

А город постепенно зарастает лесом. Вряд ли я еще вернусь сюда, но это стоило того, чтобы увидеть. Возможно, через несколько десятков лет видно будет только деревья. А пока дома все еще стоят и напоминают о том, какими разрушительными могут быть последствия человеческих ошибок. Стоит ли выгода от использования "опасных" технологий таких последствий?  Ответ ведь очевиден, но почему-то это люди не делают выводов из этого опыта.


На обратном пути мы прошли через КП, и вышли к дороге.
 

Сейчас нашим планом было добраться до Чернобыля, встретиться там с нашими знакомыми, посидеть с ними, поболтать, переночевать у них, и утром - обратно в Киев. Мы остановили машину, и снова нас подбросили до КП Лелев. 

Вообще, я поняла вот что. Когда я первый раз только собиралась в зону, меня многие пугали тем, что нельзя никому попадаться на глаза - как только кто-то меня увидит, сразу сдадут ментам. Сейчас я понимаю, как глупо это. Люди, конечно, реагируют по-разному - кто-то ругает, кто-то просто прикалывается. Но все они при этом стараются как-то помочь. Никто даже и не думает о том, чтобы сдать нас. Не знаю, почему существует такое мнение, но оно же явно ошибочное. Если даже подумать логически - не принято в нашей культуре сдавать людей ментам. К стукачам всегда отношение плохое, даже к ментам относятся лучше. Так что бояться в зоне нужно не людей, а радиации и диких животных.

На КП в этот раз мы ушли слишком далеко вглубь деревни, зато нашли кое-что новое. Еще один склад военной техники. Не такой большой, как в Рассохе, но все же интересно.


Потом деревня закончилась, и мы снова оказались в лесу. Шел дождь.  Уже прошли сутки с тех пор, как мы начали наш поход в Иванкове, и все эти сутки мы шли почти без остановки и почти не спали. Пока мы шли по лесу через траву, промочили всю одежду. Было мокро, холодно, и мы устали. Решили рискнуть и идти вдоль дороги. КП было метрах в 300, и можно было видеть ментов, проверяющих машины. Мы надеялись, что они слишком заняты, чтобы смотреть по сторонам. Мимо проехала машина, водитель посигналил нам и показал жестом на глаза. Я обернулась, и увидела, что сзади по направлению к нам шел мент.

Мы свернули в лес, и пытались бежать. Было слышно, что мент тоже бежит за нами. Хоть и расстояние между нами было не маленькое, видимо у него было больше мотивации и сил ловить нас, чем у нас - убегать. В итоге нас поймали.

Сначала у нас попросили документы. Когда мой товарищ дал свой паспорт, менты очень даже обрадовались. Похоже, что рядом со словом "Германия" для них было большими буквами написано "ДЕНЬГИ". Было ясно сразу, что просто так нас не отпустят.

Мимо КП проехала машина, и я увидела своих знакомых, у которых мы планировали остановиться. Мы перекинулись парой слов, они сказали, что постраются помочь. С ментами они тоже были знакомы, но нам дали понять, что нас отпускать не собираются.

Менты позвали начальника, и как оказалось, мы с ним уже встречались. Я его не помнила, а вот он меня узнал - даже привел несколько фактов из нашего разговора полтора года назад. У меня долго спрашивали всякую фигню, не относящуюся к делу - как я попала в Германию, кто за меня платит, сколько мы зарабатываем, какая у кого машина. Надеюсь, мне удалось разрушить их стереотипы. Также меня пытались запугать военным положением, тем, что русских у них не любят, и еще много чем, но я им дала понять, что эти приемы здесь не пройдут. К нам начали относится более доброжелательно, и даже объяснили суть проблемы.

Проблема заключалась в том, что была пятница, вечер. По идее, на нас должны отвезти в Чернобыль, составить протокол, и отвезти в суд в Иванков. Там мы бы заплатили штраф, и нас бы отпустили. Но был вечер пятницы, и суд в Иванкове уже не работал. Вопрос, который они мне задавали много раз - что с вами делать? Ответ, естественно был - отпустить.

Когда досматривали наши вещи, добрались до еды, и я предложила им угощаться шоколадками и сырками. Надеялась, что откажутся, а они все забрали, сволочи :) Также забрали флешки, карточки из фотоаппаратов и телефон. Я знала, что они будут удалять фотографии, сделанные в зоне. Но кого это волнует, данные можно легко восстановить. Думаю, для многих из тех, кого поймали, это удача, что менты об этом не знают. Еще им понравилась игрушка - дозиметр, и мой друг необдуманно разрешил им его забрать.

Нас привезли в Чернобыль, в штаб где я уже была когда-то. В столовой накормили ужином, и привели в кабинет. Они оставили моего товарища ждать снаружи, а меня снова начали прессовать. Среди наших вещей они нашли папку с документами, где были распечатки билетов, брони гостиниц и прочее. Обратный самолет у нас был в воскресенье, и они рассуждали о том, какая печалька будет, если мы пропустим самолет, потому что нам придется ждать до понедельника, чтобы оформить нас официально. В принципе можно было бы категорически их послать, и нас бы все равно отпустили. Но, посовещавшись с товарищем, мы решили заплатить и не делать себе проблем.

Мы сошлись на том, что мы заплатим "неофициальный штраф", и нас отпустят. Моим условием было то, что нам вернут дозиметр. Еще я попросила, чтобы они оставили фотографии. Восстановить их было бы не проблема, но надо же было тоже с них что-то потребовать. Дипломатические переговоры закончились, и они звонили на автостанцию, чтобы узнать расписание автобусов. К сожалению, все автобусы уже ушли, было поздно. Поэтому нас привели в роту № 3, где проживали менты. Нам выделили комнату, показали баню, выдали булочки и чай. 



Что меня не перестает удивлять - так это гостеприимность украинцев. Даже в таких условиях нам пытались предоставить лучшее, что у них было. Например, нам выдали одну кружку для чая на двоих - больше не было. Мы не возражали, но они все же попытались найти вторую - стучались во все комнаты и спрашивали, у кого есть кружка. Ни у кого не было, но все подключались к поискам. В итоге нашли. Когда я постирала кроссовки и поставила их сушиться в баню, один из ментов заметил, что я хожу босиком. Выдал свои личные тапочки. Вообще, я много раз замечала, что на Украине люди относятся как-то более внимательно к окружающим. Сейчас мне сложно сказать - так ли это в России тоже? В Европе точно не так, но в России-то должно быть также. Но если уж совсем по-честному, то мне кажется, что нет...

Мы отдохнули немного, и нам хотелось немного пройтись по Чернобылю, раз уж мы все равно были там. Я спросила разрешения прогуляться. Товарищ милиционер уже был пьяный, поэтому убедить его было не трудно. Одних он нас не отпустил, зато согласился после темноты провести нам небольшую экскурсию. 


Мы прогулялись в центр, показали нашему иностранному гостю аллею с табличками, а также памятник в память о катастрофе.

После прогулки мы мило поболтали о жизни в Германии. Он задавал мне кучу вопросов, и иногда такие вопросы, на которые нужно было отвечать правильно. Например - правда, что в Германии лучше, чем у нас? Чем тебе не нравилось жить в России? Правда, что в Германии люди живут богато? Еще я немного порассуждала на тему Крыма и конфликта между Россией и Украиной. Сложно отвечать на такие вопросы, когда собеседник уже изначально настроен против. Но мне удалось его убедить, что мы люди хорошие. Товарищ милиционер остался доволен.

Утром меня попросил на разговор еще мент с КП. Предложил выдать компенсацию за усилия, потраченные на поимку нас. Я его вежливо послала. После этого НАШ товарищ милиционер вернул нам документы и телефон. Забрал все деньги из кошелька, оставил только на проезд до Киева. Когда я попросила его поставить пиво коллегам с КП, он сильно удивился. Спросил, с кем я разговаривала и что с меня требовали. Похоже, даже он посчитал, что это уже было слишком. 

Нас проводили на автовокзал. По дороге товарищ милиционер объяснял мне, что я не должна выкладывать фотографии в соцсети. Я соглашалась с его аргументами, но я ничего ему не обещала. Люди должны знать героев.


Мы сели в автобус. На КП Дитятки о нас уже сообщили, поэтому проблем с прохождением КП у нас не было. Нас еще раз проверили на радиацию, и через два часа мы добрались до Киев. Я позвонила нашим друзьям из Чернобыля. Оказывается, они готовились к нашему приезду. Жалко, что не удалось увидеться. Менты сильно подкорректировали наши планы. Мы поговорили по телефону и попрощались. Кто знает, может, мы и встретимся еще...